Геноцид Русов
Информация о многовековом, тотальном геноциде русского и других коренных народов России
Возрождение
Ликвидация последствий

Укро-счастье: жить в долг, платить кровью

Просмотров: 1254
Укро-счастье: жить в долг, платить кровью

Украинское счастье: жить в долг и платить кровью

Запад за мир с Россией платит значительно меньше, чем за войну с нею. Таким образом среднестатистический украинец считает, что каждый агитирующий за мир крадёт деньги из его кармана, а значит заслуживает самой суровой кары...

 

Украинское счастье: жить в долг, платить кровью

Автор – Ростислав Ищенко

У Украины нет экономики, но есть экономисты. И это не так смешно, как кажется, поскольку любое государство с чего-то живёт: платит зарплаты бюджетникам и взносы в международные организации, оплачивает пропаганду, армию и внешнюю политику. Обычно на эти цели тратятся проступающие в казну налоги и разного рода сборы (таможенные, акцизные и т.д.).

Если государство убило свою экономику, как это сделала Украина, то основные статьи доходов бюджета резко падают. Люди работают на предприятиях, но если экономика умерла, то большая часть предприятий не работает, а значит не платят налоги сами и не предоставляют работу людям, которые, не имея дохода, также не платят подоходный налог.

Нет производства – нет переработки, сокращаются экспорт и импорт, падает грузооборот портов и таможенные сборы. В общем, пересыхают сразу все источники дохода казны. Но жить же как-то надо.

И Украина живёт. Более того, Украина ведёт затяжную войну, а это недешёвое занятие, и Киев не собирается войну прекращать. Причём зарплаты военных и разного рода выплаты Киев неоднократно поднимал и они достаточно велики. То, что до рядового состава многое не доходит, с бюджета нагрузку не снимает, деньги-то в него всё равно заложены, просто их разворовывают крупные и мелкие начальники. А государство-то всё равно платит.

Украина также регулярно заявляет, что готова купить те виды вооружений, которые ей не хотят передавать в рамках западной военной помощи, но которые Киев хотел бы иметь. Современные вооружения стоят дорого, а когда речь идёт о продаже воюющей стране, которой надо так много оружия и боеприпасов, что за полтора года боевых действий (уже к осени 2023 года) оказались исчерпаны складские запасы НАТО, то ценник сразу вырастает в два-три и более раз.

Но у Украины на всё есть деньги. Даже на экономистов. На экономистов Киев должен тратить деньги в первую очередь и платить им не скупясь. Ведь это они изобрели способ жить – не тужить без экономики и не иметь проблемы с финансами.

Вернее как изобрели – им подсказали западные коллеги, но на украинских экономистах лежала тяжёлая задача пропаганды. Ибо не каждый народ можно убедить в том, что удастся построить счастливую жизнь по западным рецептам. Репутация Запад не способствует доверию к нему ни в политических, нив финансовых вопросах.

Надо сказать, что украинцы сопротивлялись недолго, ибо они что-то такое сами инстинктивно искали и как только им предложили воспользоваться западным рецептом безработного богатства с радостью согласились.

Украинское счастье: жить в долг и платить кровью

Фокус был прост – работать не надо вообще, заводы можно (и даже нужно) на металлолом продать. Надо только хорошо себя вести и выполнять все политические и экономические требования Запада. За это он будет давать в долг сколько хочешь. И отдавать ничего каждому отдельному украинцу не надо – это же государственный долг, а украинцы себя с государством не отождествляют.

Самым осторожным, которые интересовались как же государство будет отдавать долги, которые наберёт, если у него нет ничего, кроме граждан, не пожелает ли оно снять с украинцев три шкуры, чтобы расплатиться по своим долгам, объясняли что государство их отдавать тоже не будет – долги со временем спишут за хорошее поведение.

Халява, поняли украинцы, вот она долгожданная, в которую верили поколениями, но никому не удавалось её встретить, а тут сама пришла. Стремление к лёгкой жизни на западные деньги было не единственным, но одним из основных факторов, выгонявших толпы украинцев на майданы. Тех политиков, которые говорили, что для того, чтобы хорошо жить надо хорошо работать, украинцы не любили и называли пророссийскими.

В принципе граждане независимой украинской державы – живой пример того, что все люди одинаковы, их образ мыслей и стиль поведения диктуется условиями жизни. Пока нынешние украинцы были русскими, жили как все русские – не то, чтобы прям мечтали пахать с утра до ночи, но от работы не бегали. Стали жителями лимитрофного государства и возобладала лимитрофная психология, диктующая необходимость прилепиться к кому-нибудь сильному и богатому, чтобы кормил, поил и защищал в обмен на политическую лояльность.

Вдохновляющий пример был – Польше в своё время, за усилия по развалу СЭВ и ОВД долги списали. Украинцы резонно считали, что сделали в интересах Запада куда больше чем поляки. Поэтому украинские экономисты на прошедшей неделе взвыли от негодования, когда узнали, что МВФ долги списывать не намерен. А если не списывает долги МВФ, значит и на уровне государств Запад тоже долги не спишет.

Желание жить в долг украинцы оплачивают своей кровью – Запад оправил их на войну с Россией и сейчас цинично (потому что публично и не скрываясь) подсчитывает на сколько у Украины ещё хватить пушечного мяса, потому что как только оно закончится, надо срочно начинать конструктивный диалог с Россией, иначе придётся воевать самим, а Запад так не играет.

Этим же фактором (не только им, но и им тоже) объясняется шизофренический парадокс украинского сознания, когда каждый из украинцев в отдельности за мир на любых условиях, а все вместе за войну до недостижимой победы.

Дело в том, что как я уже писал, украинцы не отождествляют себя с государством. Поэтому им даже всё равно спишет или не спишет Запад долги – по счетам же платит государство.

Но украинцы знают, что и деньги дают не каждому в отдельности, а им как коллективу, хорошо себя ведущих людей. В их системе координат хорошо себя вести значит выполнять любые желания Запада, в частности сейчас это значит воевать с Россией до последнего украинца.

Каждый украинец в отдельности понимает, что до последнего – фигуральное выражение. Всех не перебьют. Но при этом он не желает быть среди погибших. Он желает жить и пользоваться западной халявой. Поэтому по отдельности украинцы старательно избегают мобилизации: бегут за границу, прячутся, удирают от представителей ТЦК (военкоматов – Ред.), дерутся с ними, выходят на улицу только предварительно замаскировавшись под женщину и т.д.

Зато все вместе, они поддерживают войну и готовы убить всякого, кто будет склонять их к миру. Ведь Запад за мир с Россией платит значительно меньше, чем за войну с нею. Таким образом среднестатистический украинец считает, что каждый агитирующий за мир практически крадёт деньги из его кармана, а значит заслуживает самой суровой кары.

Но украинская теория халявы предполагает, что за выделенные всем деньги заплатят только те, кто погибнет или будет искалечен на войне. Для них и только для них халява будет не халявой. Поскольку же "не лох" на Украине не только Зеленский, но девять из каждых десяти, гибнуть за то, чтобы остальные наслаждались никто не хочет. Вот и получается, что индивидуально они от войны бегут, а коллективно войну призывают, убивая всех, кто пытается её прекратить.

Источник

 

 

Пост-Украина. У каждого своя

Автор – Ростислав Ищенко

Народная пословица гласит, что обжегшийся молоком дует на воду. В российском обществе (да и во власти также) были слишком сильны ожидания быстрого краха украинского режима. Всё вроде бы говорило в пользу таковых:

1. Ненависть граждан Украины к своей власти.

2. Явное стремление большинства граждан Украины покинуть свою страну ради жизни в Европе или в России.

3. Слабость вертикали власти и отсутствие квалифицированных управленцев в принципе.

4. Наличие среди украинских граждан миллионов русскоязычных, явно относившихся к России лучше, чем к украинским нацистам, которые не только с каждым днём всё сильнее ограничивали их в праве на получение образования, информации и даже на общение на родном языке, но и лишали их детей будущего, оболванивая их «украинской наукой», ничего общего ни с наукой, ни с образованием не имевшей.

Не учтены были два внешне незаметных, но существенных момента.

Во-первых, большая часть граждан Украины под воздействием как собственного (ещё советского) опыта, так и поощряемой украинскими властями пропаганды считало, что в России «всё, как на Украине, только ещё хуже».

Во-вторых, именно поэтому большая часть даже русскоязычных граждан Украины видела избавление от ненавистного режима не в приходе России, а в интеграции в Европу (хоть всей страной, хоть отдельной семьёй).

Призывы к России «прийти и навести порядок», раздававшиеся в 2014–2015 годах, ложно воспринятые Москвой как готовность русскоязычных вновь стать русскими и либо (по крымскому сценарию) перейти в состав России со своими регионами, либо (в западных и центральных областях) создать второе русское государство, дружественное по отношению к России (своего рода Южную Белоруссию), на деле имели в виду, что русские прогонят нацистов, вернут к власти регионалов и прочих «умеренных европейцев» вроде Порошенко, Тимошенко, Кличко и подобных, после чего уйдут к себе в Россию. Русскоязычные хотели, чтобы вернулись времена, когда можно было вступать в ЕС за счёт получаемых от России финансово-экономических бонусов.

Поэтому украинцы и поверили пропаганде, утверждавшей, что СВО началось потому, что русские решили отобрать у украинцев унитазы, микроволновки, асфальт и «европейское будущее» в виде «круассанов и кофе в Венской опере». Подозреваю, что значительная часть мечтавших о Европе украинцев считала, что «Венская опера» – это такой фешенебельный ресторан в Париже, слишком часто националистические агитаторы употребляли это словосочетание в гастрономическом контексте.

Поэтому Зеленский и не побоялся в первые же дни СВО бесконтрольно раздать оружие тому самому народу, который Россия шла освобождать и на поддержку которого надеялась. Народ пошёл защищать свои унитазы и пока ещё не свои, но уже такие близкие круассаны, а особенно «пиво в Праге».

Крым на Украине не получился. В Крыму ради сохранения своей русскости готовы были пожить какое-то время даже без воды и света. На Украине эвентуальный круассан перевесил не только память об отцах и дедах, но даже чувство самосохранения: украинцы ждали даже не вступления в ЕС, а всего лишь безвиза, чтобы навсегда покинуть «свободную родину» (даже не думая, кому она достанется) и добиться в Европе должности собирателя ягод или даже посудомойки.

Украинское счастье: жить в долг и платить кровью

Ну а потом было уже поздно. Первые бои, первые потери, отступление России из половины занятых её в первые месяцы СВО регионов породили у украинцев необоснованную веру в победу, приправленную ненавистью разочарования: «Если бы знали, что всё так просто, то не боялись бы тридцать лет, а сами напали бы ещё в 2005 году (при Ющенко) и уже мыли бы ноги в Тихом океане». Когда же стало ясно, что победы не будет, вместо неё всех (до последнего украинца), кто не успеет убежать, ждёт смерть, возникло неистовство отчаяния и чисто украинское желание не позволить никому оказаться умнее, избежав общей судьбы.

«Как это, я пошёл на фронт, страдал, терял друзей, ноги и руки. Когда Россия победит, мне придётся бежать куда глаза глядят, тем более что в Европу уже не берут, а хитрые “уклонисты”, отсидевшиеся, а значит, не скомпрометированные перед Россией, поклонятся русским и с их разрешения будут “панувать” там, где собирался “панувать” я? Так не бывать же этому! Пока власть у меня в руках, всех пошлю на утилизацию вместе с жёнами и детьми». Всё по принципу «Господи, выбей мне глаз, чтобы сосед потерял оба».

Сотрудников ТЦК не случайно набирают в основном из тех, кто уже побывал на фронте, желательно из добровольцев. Они зверствуют не столько потому, что боятся и не хотят туда возвращаться (хоть и поэтому тоже), и корыстолюбие играет не главную роль (далеко не всем удаётся откупиться взяткой). Главный стимул: «Я не хочу оказаться единственным дураком в стране, который добровольно пошёл гибнуть за никому не нужное дело и за чужие интересы. Пусть теперь и другие изопьют до дна чашу унижения и отчаяния».

Так вот, обжегшись «молоком» внезапного украинского упорного сопротивления освобождению от ненавидимого большинством украинцев режима, не только общество и эксперты, но во многих случаях и власть стали «дуть на воду». Постоянно можно услышать как от потребителей информации, так и от тех, кто принимает решение, что «мы, конечно, побеждаем, но давайте не будем спешить радоваться».

Это правильно в контексте общего противостояния России и Китая США и коллективному Западу. Но в случае с Украиной, которую уже открыто хоронит даже большинство западных политиков и экспертов, это может привести к ущербу в момент фиксации победы.

Даже некоторые оголтелые русофобы, готовые воевать с Россией не то что до последнего украинца – до последнего человека на Земле, с горечью признают, что Киев не сможет продолжать сопротивление за пределами текущего года, сколько бы оружия Запад ему ни поставил. В то же время российское информационное пространство, значительно более прочно, чем западное, привязанное к официальной позиции (совершенно, кстати, добровольно – никакой цензуры, кроме самоцензуры, достигающей порой гомерических размеров), до сих пор отрабатывает нарратив 2022 года: «денацификация, демилитаризация, нейтрализация» (без развёрнутого официального пояснения, что имеется в виду под каждым тезисом – каждый желающий выдвигает свою версию и ими полон интернет), после чего мир с учётом «ситуации на земле» (то есть воссоединённые регионы Россия не отдаст, а всё остальное подлежит обсуждению).

Сама по себе данная позиция может быть эффективным методом защиты российских государственных интересов. Но может и не быть. Всё зависит от конкретной сложившейся ситуации и от гибкости и эффективности переговорщиков, когда дело дойдёт до переговоров. Однако для гибкости и эффективности переговорщикам необходимо иметь не только талант и опыт – гораздо важнее располагать несколькими (на случай возможных вариантов развития ситуации) планами ведения дискуссии, просчитанными хотя бы до пятого хода и ведущими к дипломатической победе России (каждый).

Мы видим, как не только разрабатываются, но и реализуются подобные планы США. Мы даже можем выделить несколько направлений.

1. Обострение конфронтации. На случай, если США удастся найти и втравить в войну с Россией дополнительный ресурс, существует официальная позиция Киева: «Никаких переговоров с Москвой, пока ВС РФ не будут выведены за границы 1991 года. На фронт пойдут все: косые, кривые, больные, безрукие, безногие, женщины, старики, дети. Пусть Россия их всех убьёт и займёт пустые разрушенные города. А украинское “правительство в изгнании” и западные союзники будут демонстрировать европейцам (в первую очередь, но в принципе всему миру) кадры “российских зверств” и убеждать еврообывателя, что он следующий, поэтому надо не жалеть ни денег европейских, ни крови, чтобы “остановить Путина” на дальних подступах к “европейскому саду”».

2. Переход боевых действий в вялотекущий формат и стабилизация фронта. Для этого изобретён формат передачи ответственности за ситуацию на Украине НАТО. То есть США, если у них спросят, скажут: «Мы здесь ни при чём, за всё НАТО отвечает». Учитывая механизм принятия решения в рамках НАТО, изменить сложившуюся ситуацию будет невозможно в любую сторону. То есть гарантировано продолжение стагнирующих боевых действий. У НАТО есть достаточно финансовых средств (либо же их можно выделить, реализовав обсуждающееся сейчас предложение о введении на постоянной основе «украинского взноса» для каждой страны НАТО с целью поддержки Украины), чтобы обеспечить достаточно расходных материалов для позиционной войны с неподвижным фронтом, без попыток любой из сторон перейти в наступление. Это план на случай, если Россия всё же выдохнется или по другим причинам не сможет или не захочет продолжать широкомасштабное наступление.

3. Перемирие под видом мира. Рассчитано на наиболее вероятный случай военного разгрома Украины и сейчас наиболее активно прорабатывается различными западными политиками. В этом контексте следует рассматривать очередные предложения о посредничестве Эрдогана, мирные инициативы Орбана, неоднократные намёки западных политиков Китаю, что неплохо было бы Пекину надавить на Москву, чтобы принудить её к большей уступчивости в вопросе об условиях мира. В этом случае Запад хочет добиться от России такого формата мирного соглашения, в котором все уступки Запада будут максимально завуалированы, а все уступки России максимально подчёркнуты. Цель – немедленно после подписания мира развернуть информационную кампанию по дискредитации российского руководства и подрыву внутреннего единства России.

Запад на сегодня психологически не готов к справедливому компромиссному миру, учитывающему интересы России. В то же время в Вашингтоне и европейских столицах не уверены в своей способности продолжать экономическую войну с Россией (при помощи санкционных механизмов) в случае, если Украина будет разгромлена и никого другого не удастся выгнать на поле боя.

На этот весьма вероятный случай Западу и необходимо перемирие (в формате мира). Чтобы в любой момент сорвать мир, будет использован тот же ход, что и в случае Минских соглашений – «мы по-разному читаем одни и те же пункты и у нас разное представление об очерёдности их выполнения». То есть в любой момент можно будет вернуться к военному формату и обвинить Россию в срыве мирных соглашений (для собственной западной аудитории, естественно).

Здесь рассмотрены только три основных направления развития противостояния Запада и России, отрабатываемых США и их союзниками. Существует масса подвариантов, в том числе с подключением к конфликту Китая и/или других государств Юго-Восточной Азии (в том числе союзников США). Ни одно ведомство, ни один аналитический центр в одиночку не сможет проработать все варианты и снабдить переговорщиков адекватными инструкциями если не на все случаи жизни, то на большую часть.

Запад сейчас работает по варианту, которыми всё время славился Путин, – позволить каждому заинтересованному политику бежать в своём направлении, с тем чтобы по ходу игры выбрать лучший вариант (не исключая возможности его замены в перспективе). Поэтому Путина невозможно было просчитать и подготовиться к возможным неожиданным разворотам российской политики.

Сегодня у нас консолидация, каковая в военное время является одним из необходимых условий победы. Но оборотная сторона – слабая востребованность альтернативных гипотез, стремление экспертного сообщества «угадать» желание власти быть «в струе». Увеличивая пробивную силу, мы теряем в гибкости, как металл, у которого с повышением твёрдости и снижением вязкости усиливается хрупкость.

Известно, что лучшее холодное оружие, одновременно твёрдое и гибкое, ковали из нескольких (бывало, что и из нескольких десятков) марок стали. То же самое относилось и к лучшим видам брони, защищающей технику.

На данном этапе, чтобы вернуть российской политике гибкость и непредсказуемость решений, необходима широкая общественная дискуссия о пост-Украине. В российском обществе очень разные, порой диаметрально противоположные взгляды на то, что должно быть с Украиной и должна ли она вообще быть после СВО, как должны выстраиваться отношения с населением возвращённых территорий, где должна пройти российская граница, на каких условиях мириться с Западом и стоит ли мириться вообще.

Люди ведут в социальных сетях баталии не на жизнь, а на смерть, при этом каждый уверен, что именно его взгляд в будущее патриотичен и обязательно будет реализован российской властью. Боюсь, что очень многих ждёт разочарование, поскольку власть оперирует не желаниями, а возможностями и руководствуется в своих решениях не эмоциями, а прагматикой.

Широкая, с привлечением партий и политиков дискуссия о пост-Украине (не как территории, но как формате дальнейшей борьбы/дружбы с Западом) позволит публично дезавуировать наиболее завиральные (но зачастую и наиболее популярные) идеи, а также заставит наших врагов строить догадки о том, какой же вариант будущего избран или будет избран российской властью, что снизит их возможность эффективно подготовиться и грамотно противодействовать продвижению Россией своих интересов в процессе мирного урегулирования.

Источник

 

 

Почему Украина вдруг стала врагом России?

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать




 

 
Николай Левашов
 


Геноцид Русов

 



RSS

Архив

Аудио

Видео

Друзья

Открытки

Плакаты

Буклеты

Рассылка

Форум

Фото

Видео-энциклопедия по материалам Николая Левашова