Геноцид Русов
Информация о многовековом, тотальном геноциде русского и других коренных народов России
Возрождение
Противостояние геноциду

Суть американских газовых тёрок в Европе

Борис Марцинкевич, 30 марта 2019
Просмотров: 3203
Суть американских газовых тёрок в Европе

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Всё, что происходит сегодня якобы вокруг «СП-2», - лишь прикрытие для куда более серьёзного конфликта, разгорающегося между США и Европой. Янки хотят лишить Европу химического сырья, что может обрушить всю промышленность...

 

Хоровод вокруг потоков: Украина, Европа, США

Автор – Борис Марцинкевич

После визита двух киевских гостей в резиденцию премьер-министра России и их встречи 22 марта с Дмитрием Медведевым и главой Газпрома Алексеем Миллером количество публикаций, посвященных проблемам газовой отрасли России, Украины и Европы многократно увеличилось. Высказывается огромное количество мнений, порой противоположных, порой звучащих в унисон, но сходных друг с другом в главном – отказом учитывать при анализе полный объем фактов, удивительная готовность принимать на веру любые версии, исходящие от политиков и политологов разных стран.

«Украинская ГТС заокеанских союзников не интересует, их интересует наличие “вентиля”, который они могут в любой момент перекрыть. Расчищая тем самым дорогу на европейские рынки своему недешевому СПГ». / ria.ru

«Окончание контракта с Украиной является прекрасным поводом прекратить транзит. Это понимают все игроки. При этом прекращение или сохранение транзита является вопросом не экономики, а политики. Причем политики международной и самого высокого уровня». / riafan.ru

«Российский сенатор Алексей Пушков поприветствовал возможное не продление газового контракта между Москвой и Киевом. Пушков назвал подобное развитие событий наилучшим решением». / ria.ru

«С введением в строй «Северного потока – 2» и «Турецкого потока», которые гигантскими шагами движутся по дну Балтийского и Чёрного морей, транзит газа по Украине с 1 января 2020 года если и не прекратится полностью, то будет сведён к минимуму – исключительно для поддержания трубы в рабочем состоянии. Что фактически сделает украинскую ГТС бесполезным куском железа, а экономика Украины потеряет, по оценке экспертов, примерно 4% ВВП». / regnum.ru

Информационное поле буквально переполнено подобного рода высказываниями, цитировать можно долго. Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru неоднократно обращался к этим темам, в этой статье мы попробуем собрать в единое целое все факты, имеющие к ним отношение.

«Американский СПГ»

Одна из самых назойливых версий, которую без устали повторяют не только СМИ, но и многие политики: США противостоят реализации «Северного потока-2» исключительно ради того, чтобы мгновенно выстроить «Американский поток» поставок «американского СПГ» на европейский газовый рынок и вытеснить с него российский Газпром.

Начнем так, как положено – с первоисточника, который в данном случае является президент США Дональд Трамп, до своего избрания на этот пост долгое время, бывший крупным предпринимателем. Ни в одном своем выступлении, ни в одном тексте, выложенном в инстаграмме Трамп, не использует выражение «American LNG», только «LNG, made in USA». С английским языком у него все в полном порядке, Трамп четко отражает суть происходящего.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

По состоянию на 1 января 2019 года на территории США действовали три завода по сжижению природного газа. Компания Cheniere Energy ввела в эксплуатацию четыре производственных линии на заводе Sabine Pass мощностью по 4,5 млн тонн СПГ каждая, общая мощность, таким образом – 18 млн тонн. В конце года та же компания начала отгрузку СПГ со второго своего проекта – завода Corpus Christi (на всякий случай – никакой связи с Римской католической церковью, это просто название залива, на берегу которого расположен завод), начала работать первая производственная линия мощностью 4,5 млн тонн. Третий действующий в США экспортный СПГ– проект – Cove Point компании Dominion мощностью 5,5 млн тонн.

Участие государства США в лице федеральных органов власти в акционерном капитале Cheniere Energy и Dominion равно нулю. Количество налоговых или иных льгот и преференций со стороны государства США равно нулю. Бюджетное финансирование, государственные гарантии для получения кредитов на строительство СПГ-заводов – отсутствуют. Законов государства США, позволяющих федеральным органам указывать частным компаниям регион сбыта их продукции и, тем более, конкретных потребителей – не существует. Ответа на вопрос «За счет чего именно, какими способами и методами правительство США может принудить владельцев заводов поставлять СПГ на европейский газовый рынок, а не в другие регионы мира?» не существует.

Во всех трех случаях финансирование строительства СПГ-заводов было банковским. Компании Cheniere Energy и Dominion не имеют собственных месторождений природного газа – ни традиционных, ни сланцевых, существование вертикально интегрированных нефтегазовых компаний в США запрещено, все операции купли-продажи газа осуществляются только и исключительно на национальной газовой бирже Henry Hub. Сырье для производства СПГ – природный газ – можно приобрести только на бирже, что, в силу волатильности биржевых котировок, не позволяет точно просчитывать себестоимость конечной продукции. У обеих компаний не было в наличии активов, стоимость которых могла бы служить обеспечением для получения банковского кредита. В обоих случаях обеспечением стали долгосрочные контракты сроком от 8 до 12 лет с трейдерами, которые и выкупают СПГ, производимый на территории США. Среди трейдеров – международная British Petroleum, британская Centrica, южнокорейские и индийские компании, имеющие на родине газораспределительные сети и контракты с конечными потребителями. Постановления конгресса и сената США, указы президента Америки, призывающие иностранные компании отказаться от их прибыли ради реализации Штатами их политических целей – действия из области ненаучной фантастики. Единственный вывод из сказанного – необходимость согласиться с мнением Дональда Трампа, отказаться от использования термина «американский СПГ» в пользу соответствующего действительности «СПГ, произведенный в США».

Американская газовая арифметика

Можно оставаться в рамках литературного жанра «ненаучная фантастика» и вообразить, что США национализировали СПГ-заводы и командно-административными методами приступили к реализации «Американского потока», цель которого – полная замена российского трубопроводного газа «американским СПГ». Технотриллер мог бы называться, к примеру, «Превращение США в ССША (Социалистические США)».

Поставки российского трубного газа в Европу в 2018 году составили 201,5 млрд кубометров, такое количество газа можно получить из 146 млн тонн СПГ. С учетом потерь при транспортировке через Атлантический океан и при регазификации, которые составляют порядка 4%, на территории США должно производиться 152 млн тонн СПГ. Для сравнения – Катар, крупнейший в мире производитель СПГ, способен произвести 77 млн тонн СПГ в год. Мощность действующих в настоящее время СПГ-заводов на территории США составляет 28 млн тонн в год, что в пять раз меньше объема, необходимого для замещения российского газа на европейском рынке. В 2019 году должны быть введены пятая линия на Sabine Pass и вторая – на Corpus Christi, есть шансы на то, что будут построены первые линии Cameron LNG и Freeport LNG, обе опять же по 4,5 млн тонн. В этом случае объем производства вырастет до 37 млн тонн. Предполагаем, что и эти производственные линии будут национализированы ССША, которые продолжат реализацию проекта «Американского потока». В этом случае им придется построить недостающие производственные линии общей мощностью 115 млн тонн СПГ в год – 7 заводов, по мощности аналогичных «Ямал-СПГ». При ныне действующих ценах на оборудование, строительные материалы, с учетом прокладки газопроводов от сланцевых месторождений это потребует около 150 млрд долларов США инвестиций, мобилизации около 30 тысяч строителей и специалистов по монтажу и полной загрузки всех заводов, производящих соответствующее оборудование.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Терминал СПГ Sabine Pass (США)

Однако это не будет единственными ударными стройками на территории США – поскольку количество собственных танкеров-газовозов у американских компаний равно нулю, национализировать будет просто нечего. Сколько их необходимо для реализации проекта «Американский поток», тоже поддается несложному вычислению. Самый распространенный тип танкеров-газовозов имеет объем 170 тысяч кубометров, в которые помещается 100 тысяч тонн СПГ. Длительность рейса от берегов Техаса до побережья Англии – 14 суток, в обе стороны – 28. Добавляем сутки погрузки и выгрузки, получаем 1 рейс в месяц, 11 рейсов в год (текущие ремонты, погодные условия на море и прочие задержки при таможенных процедурах) или 1,1 млн тонн за год. Для перевозки 152 млн тонн требуется 140 газовозов, стоимость производства такого газовоза при нынешних ценах – 250 млн долларов, общий объем инвестиций составит 35 млрд долларов США при действующих ценах. В 2018 году судоверфи планеты Земля построили 36 танкеров, в 2019 планируется 37, имеющиеся у них портфели заказов расписаны на несколько лет вперед. Удастся ли синхронизировать заказы на новые газовозы с графиком строительства СПГ-заводов? Вот этими расчетами предлагаем заниматься всем тем, кто верит в существование «американского СПГ» и в мифически-фантастический проект «Американского моста». А мы просто констатируем факт: данная версия является фейком, который таковым и останется, несмотря на тысячекратное повторение его текста всеми СМИ, политиками, политологами и особо выдающимися «экспертами».

Сроки запуска на полную мощность Турецкого потока

Турецкий поток имеет в своем составе две нитки мощностью 15,75 млн тонн газа в год, его строительство будет завершено в конце 2019 года. Первая нитка предназначена для поставок газа турецким газовым компаниям, вторая, в соответствии с контрактом, «заканчивается на границе Турции и Европейского Союза». Значит ли это, что с 1 января 2020 года Газпром получит возможность уменьшить объем транзита через ГТСУ (газотранспортную систему Украины) на 31,5 млн кубометров в год? Нет, не значит.

В статистику компании «Газпром Экспорт» по европейским поставкам включаются и объемы поставок турецким газовым компаниям, в 2018 году этот объем составил 24 млрд кубометров, из которых 16,0 млрд кубометров было доставлено по «Голубому потоку» – морскому магистральному газопроводу, проходящему «мимо» территории Украины. Через территорию этой страны проходит Трансбалканский газовый коридор по маршруту Россия → Украина → Румыния → Болгария → Турция, по нему в 2018 году прошло 8 млрд кубометров газа. С учетом того, что летом 2018 года в Турции случилась рецессия производства, сопровождавшаяся падением курса лиры, объем поставок и в 2019 году вряд ли станет выше. Для выполнения договоров с турецкими газовыми компаниями Газпрому будет достаточно использовать транспортные возможности «Голубого потока» и первой нитки Турецкого потока. 12 марта 2019 года министр энергетики Болгарии Теменужка Петкова в интервью болгарскому телевидению сообщила о получении официального письма от «Газпром Экспорта» о прекращении с 01.01.2020 года транзита газа через Трансбалканский коридор. Хотя Газпром официально не подтверждал факт отправки этого письма, можно принять эту версию как соответствующую действительности и констатировать, что с Нового года объем транзита российского газа через ГТСУ уменьшится на 8 млрд кубометров. В 2018 году через ГТСУ прошло 86 млрд кубометров российского газа – зафиксируем эту цифру, нам еще не раз придется к ней вернуться.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Вариантов со второй ниткой Турецкого потока – два. В 2016 году Газпром получил от Европейской Комиссии официальный положительный ответ на заданный двумя годами вопрос ранее о возможности стать поставщиком газа по Трансадриатическому МГП. Его мощность составляет 20 млрд кубометров газа в год, а Трананатолийский МГП, по которому на территорию Турции приходит газ азербайджанского месторождения Шах-Дениз-2, загрузит его только на 10 млрд кубометров в год. Информации о ведении Газпромом переговоров с компанией-оператором Трансадриатического МГП нет, зато в наличии есть информация о том, что «Бултрансгаз», оператор ГТС Болгарии, в феврале провел процедуру open season («открытой подписки») на бронирование транзитных мощностей запланированного газопровода по маршруту граница с Турцией – граница с Сербией. Аукцион закончился в пользу Газпрома (90% транзитной мощности) и неназванной «второй компании (10% транзитной мощности). Кроме того, во время февральского визита Владимира Путина в Сербию, Газпром и оператор сербской ГТС Gastrans подписали договор о строительстве МГП по маршруту граница с Болгарией – граница с Венгрией. В своем интервью «Россия 24» 21 марта 2019 года министр иностранных дел и внешней торговли Петер Сийярто заявил следующее:

«Мы сотрудничаем с нашими болгарскими и сербскими партнерами, с которыми мы уже неоднократно встречались для согласования графика работ. По состоянию на сегодняшний день получается, что примерно во второй половине 2021 года у нас есть все шансы начать получать природный газ по новому каналу поставок».

Это три свидетельства того, что вторая нитка Турецкого потока пойдет по «Балканскому маршруту»: Турция → Болгария → Сербия → Венгрия → Словакия → Австрия, конечный пункт – хаб «Баумгартен», он же – CEGH (Central European Gas Hub). Сроки, когда будет закончено строительство четырех новых МГП, очевидны из слов Петера Сийярто – во второй половине 2021 года российский газ доберется до Венгрии, можно предполагать, что в конце 2022 года он доберется до Баумгартена. Следовательно, с 2023 года вторая нитка Турецкого потока будет задействована на полную мощность – и только тогда можно будет говорить о возможности уменьшить объемы транзита российского газа через ГТСУ еще на 15,75 млрд кубометров.

Итого. 8 млрд кубометров из объемов украинского транзита технически возможно изъять с 1 января 2020 года, еще 15,75 млрд кубометров – ориентировочно в начале 2023 года.

Сроки запуска на полную мощность Северного потока-2

Уже совершенно очевидно, что строительство обеих ниток этого морского МГП будет завершено до конца 2019 года, не взирая на все потуги противников реализации этого проекта. Мощность СП-2 – 55 млрд кубометров газа в год. Означает ли это, что с 1 января объем российского транзита через ГТСУ уменьшится на этот объем? Нет, не значит, ведь для этого необходимо построить сухопутные продолжения морской магистрали.2

4 млрд кубометров уйдут в резервные транзитные мощности МГП NEL неподалеку от побережья и весьма вероятно, что это произойдет уже в первые дни 2020 года. Оставшиеся 51 млрд кубометров газа из СП-2 должны будут уйти в МГП EUGAL, строительство которого начато в феврале 2019 года. По плану обе нитки этого газопровода будут введены в эксплуатацию до конца 2020 года, но это не значит, что начнет работать на полную мощность СП-2. EUGAL закончится на границе с Чехией, далее газ должен будет идти по второй и третьей нитке МГП Gaselle, окончательное инвестиционное решение по строительству которых компания Net4Gas уже приняла, но точные сроки строительства официально еще не названы. Из-за причуд политической карты Европы Gaselle проходит от границы с Германией до границы с … Германией.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Территория Чехии выступом входит в территорию Германии, обход этого выступа по территории самой Германии в несколько раз длиннее, использование более короткого маршрута совершенно оправданно. Gaselle приведет российский газ до Баварии, далее газ должен следовать по МГП MEGAL Süid (cлово читается как «зюйд», то есть «юг»), который будет заканчиваться все в том же австрийском Баумгартене. МГП MEGAL Süid управляется независимым оператором Open Grid Europe GmbH (эта же компания совместно с GRT gaz Deutschland GmbH является совладельцем этого МГП), которому предстоит строить вторую и третью нитки этого газопровода. Информации относительно этого строительства пока нет, но и в данном случае можно предполагать, что строительство новых мощностей МГП Gaselle и МГП MEGAL Süid займет не менее года, то есть только в 2022 году СП-2 получит возможность выйти на полную мощность. Соответственно, только с этого времени появится возможность убрать из объемов украинского транзита еще 51 млрд кубометров газа в год.4

Итого. С 1 января 2020 года у Газпрома появится техническая возможность уменьшить объемы транзита через ГТСУ на 12 млрд кубометров, ориентировочно с 2022 года – еще на 51 млрд кубометров, ориентировочно с 2023 года – еще на 15,75 млрд кубометров. С 2023 года общее уменьшение транзита через ГТСУ за счет использования мощностей Турецкого потока и Северного потока-2 может составить 78,75 млн кубометров. Если исходить из объемов транзита российского газа через ГТСУ за 2018 год (86 млрд кубометров), то, как ни удивительно, многое будет зависеть от действий … Польши. Напомним, что эта страна прилагает максимум усилий для того, чтобы не подписывать новый договор о поставках газа с Газпромом, а ныне действующий заканчивается в 2022 году. Объем поставок российского газа в Польшу по действующему контракту составляет 10 млрд кубометров, следовательно, достижение Польшей заявленной цели – отказа от российского газа – будет означать техническую возможность полного прекращения украинского транзита.

Перспективы украинского транзита с точки зрения интересов Газпрома и России

Вот теперь можно спокойно, с калькулятором в руках оценить призывы из раздела «Окончание контракта с Украиной является прекрасным поводом прекратить транзит». С января 2020 года есть техническая возможность сократить объем транзита на 12 млрд кубометров. С учетом аномально теплой погоды в Европе в феврале 2019 года повторение рекордных показателей экспорта 2018 года маловероятно – вероятнее всего, он станет меньше, ориентировочно на 10 млрд кубометров. Таким образом, авторы вот этого лозунга предлагают Газпрому отказаться от экспорта (86 млрд «минус» 12 млрд кубометров и «минус» 10 млрд кубометров) на европейский рынок 64 млрд кубометров газа. Никакие предельные и запредельные объемы закачки европейских подземных хранилищ газа (ПХГ) ситуацию изменить не способны. Даже если европейские компании арендуют все имеющиеся резервы активного объемы ПХГ на территории Украины, ситуация не изменится, таких объемов там порядка 10 млрд кубометров. Даже при самом оптимистичном варианте Газпром при выполнении подобного рода демагогического призыва окажется не способен выполнить свои договорные обязательства перед рядом европейскими компаниями в объеме 50 млрд кубометров.

Средняя цена поставок газа в Европу в 2018 составила 258 долларов за тысячу кубометров, то есть государственный газовый концерн России не дополучит порядка 12,9 млрд долларов в первый же год прекращения украинского транзита. К этим потерям придется прибавить и прямые убытки в виде штрафов, которые будут просто неизбежны, но и это не все. Для того, чтобы компенсировать такую недостачу газа, страны ЕС должны будут изыскать возможности его каким-то образом купить у других поставщиков. Алжирский Sonatrach по трубопроводам сделать этого не сможет, у норвежской Equinor (бывший Statoil) в 2019 году планируется падение добычи газа на 6% по сравнению с 2018 годом. Остается СПГ в количестве порядка 36-37 млн тонн, регазификационные терминалы на побережье Европы с такой нагрузкой вполне справятся. Вот только таких свободных от долгосрочных контрактов объемов СПГ на мировом рынке нет и не предвидится, европейские компании вынуждены будут поднимать закупочные цены до уровня, как минимум, такого же, как в Юго-Восточной Азии, то есть на 25-35%. А такое повышение делает рентабельным поставки СПГ, произведенного в США – транспортные расходы до ЮВА выше, чем при поставках в Европу. Несложный анализ показывает, что авторы патриотического внешне лозунга «Сворачиваем украинский транзит, создаем трудности для киевского режима» фактически обеспечивают возможность вытеснения российского газа поставками из США при одновременном значительном уроне для Газпрома и для государственного бюджета России. Прелестно.

«Кто нам мешает – тот нам поможет»

Удивительным образом «предохранителем» от такого хода событий служит документ, от исполнения которого Россия отказалась в 2009 году – Договор Энергетической Хартии Европы. В отличие от России, Украина не только подписала этот Договор, но и ратифицировала его еще при Януковиче. В числе прочих обязательств она обязана приложить максимум усилий для того, чтобы обеспечить энергетическую безопасность и обеспеченность всех остальных государств-участников Договора. В силу этого даже в том случае, если Газпром и Нафтогаз не подпишут новый транзитный договор, поставки российского газа через ГТСУ в Европу будут продолжены. Кто и как будет компенсировать Нафтогазу затраты на работу ГТСУ, решат участники Договора, хотя можно заранее прогнозировать, что многосторонние переговоры будут непростыми и займут немало времени. Но все это будет потом – после решения проблемы обеспечения газом стран ЕС и, соответственно, выполнения Газпромом его контрактных обязательств перед европейскими газовыми компаниями. Люди, считающие себя патриотами России, призывают к нарушению ее экономических интересов – пусть даже и не понимая смысла собственных лозунгов, а вот авторы-изобретатели Договора Энергетической Хартии Европы, положения которого направлены против интересов России, помогают нашему государственному концерну выполнять контрактные обязательства. Парадоксальная ситуация, но таковы факты.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Позволим себе в этом же разделе вспомнить и об еще одной версии, распространяемой некоторыми СМИ. После того, как Алексей Миллер, глава Газпрома, сообщил о том, что поставки российского газа в Китай по МГП «Сила Сибири» начнутся 1 декабря 2019 года, на месяц раньше запланированного срока, появились вот такие заявления: «с запуском “Силы Сибири” слабость переговорной позиции Газпрома с европейскими потребителями, будет окончательно преодолена». Идея прекрасно звучит, но факты ей противоречат. Вот график поэтапного выхода МГП «Сила Сибири» на проектную мощность:

  • 2020 год: 4,6 млрд кубометров;
  • 2021 год: 10 млрд кубометров;
  • 2022 год: 16 млрд кубометров;
  • 2023 год: 21 млрд кубометров;
  • 2024 год: 25 млрд кубометров;
  • 2025 год: выход на запланированную мощность в 38 млрд кубометров.

Усиление позиций Газпрома на переговорах с Европейской Комиссией в связи с тем, что в 2020 году в Китай будет поставлен 4,6 млрд кубометров газа? Это серьезно? И даже в 2025 году объемы поставок в Китай по «Силе Сибири» будут составлять порядка 20% от тех объемов, которые уже сейчас идут в Европу.

Кроме того, 8 мая 2014 года Газпромом и CNPC подписали меморандум о поставках газа по магистральному газопроводу «Сила Сибири-2» (более ранее название – МГП «Алтай»), по которому газ может доставляться в Китай с месторождений Западной Сибири. Согласованный объем поставок – до 30 млрд кубометров ежегодно, причем стороны договорились в перспективе увеличить объемы поставки до 100 млрд кубометров. Правда, переговоры по «Силе Сибири-2» идут сложно по целому ряду причин. Это и вопрос цен на российскую нефть, и собственно маршрут, по которому Россия намерена поставлять свой газ в Поднебесную и который не совсем устраивает Пекин.

В декабре 2017 года Газпром и CNPC подписали соглашение об основных условиях поставок природного газа с Дальнего Востока России. Документ регламентирует объем поставок российского сырья, сроки действия контракта и начала поставок «голубого топлива» в КНР, а также период увеличения объемов и пункт пересечения границы. В презентации министерства энергетики России говорилось, что экспортная мощность газопровода составит 8 млрд кубометров газа в год. И вот только по окончании длящихся уже пятилетку переговоров, подписания обязывающих контрактов, строительства новых газовых магистралей Россия уравновесит объемы поставок в Европу и в Азию. Сколько лет может на это уйти, предсказать сейчас невозможно, но заявленная линия поведения «Пугать Европу растущими объемами поставок в Азию» может быть реализована не ранее 2025 года.

Перспективы Нафтогаза и тройственные консультации с Еврокомиссией

Заявления любителей лозунгов о том, что «Еврокомиссия настаивает на том, чтобы новый договор о транзите российского газа через Украину был заключен на 10-летний срок и в объемах, которые превышают нынешние» правдивы ровно наполовину – в том, что касается сроков, требования по объему выглядят совершенно иначе. Почему ЕК (Еврокомиссия) настаивает именно на 10 годах и какими могут быть реальные объемы транзита?

В октябре 2018 года в Вероне проходил международный газовый форум, на котором выступила глава «Газпром Экспорта» Елена Бурмистрова. В своем выступлении она сообщила, что компания получила предварительные заявки от европейских потребителей, которые в среднесрочной перспективе превысят имеющиеся ныне транспортные возможности на 50 млрд кубометров. «Среднесрочная перспектива» в газовой отрасли – это 3-5 лет, то есть время, за которое построить новые газовые магистрали из России в Европу успеть невозможно. Почему такая спешка? В 2030 году окончательно прекратится добыча газа на Гронингенском месторождении, что будет означать снижение добычи в Европе на 25 млрд кубометров в год. По оценкам европейских экспертов, к этому времени на 5 млрд кубометров в год уменьшатся и объемы добычи в Северном море, при этом рост спроса на газ в ЕС вырастет на 70 млрд кубометров. Следовательно, к 2030 году потребность в дополнительном импорте газа в ЕС увеличится на 100 млрд кубометров. Потому информация от Елены Бурмистровой – это не внезапное желание Европы увеличить зависимость от поставок российского газа, это реакция на реальную угрозу энергетической обеспеченности и безопасности, которые профессионалам газового рынка совершенно не нравятся. 50 млрд кубометров – это практически полное совпадение с транзитной мощностью СП-2, то есть реально такое развитие событий, при котором для удовлетворения потребностей Европы в газе объемы транзита через ГТСУ останутся практически на нынешнем уровне.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Вот мы и возвращаемся на круги своя – в сохранении транзита российского газа через ГТСУ заинтересованы и Газпром, и европейские компании, и та часть нынешней политической элиты Украины, которая хотя бы отчасти беспокоится о перспективах своего государства. Но самый большой интересант – именно группа европейских газовых компаний, которая должна обеспечивать энергоснабжение и энергобезопасность своих стран. Именно по этой причине ЕС еще в 2015 году настоял на том, чтобы Украина взяла на обязательство имплементировать в свое законодательство все положения Третьего энергетического пакета (ТЭП). Одно из основных положений ТЭП – разделение компании, владеющей и управляющей ГТСУ, минимум на три отдельных компании: оператора ГТС, оператора внутренней распределительной системы, оператора ПХГ. Это то «домашнее задание», которое Украина до сих пор не выполнила, но которое позволяет появиться новой компании, которая может стать участницей нового транзитного договора с Газпромом. Выполнение «домашнего задания» Украине придется начинать с отмены закона, принятого в годы работы премьер-министром Юлии Тимошенко, который запрещает приватизацию газовой отрасли страны. «Исчезновение» Нафтогаза даст возможность новому руководству Украины сохранить лицо при отказе от нелепых исков в адрес Газпрома, которые в большом количестве наплодил Нафтогаз. Разрешение на приватизацию ГТСУ даст возможность создать консорциум с европейской компанией, наиболее заинтересованной в сохранении украинского транзита, имеющей опыт в управлении ГТС и возможность профинансировать ремонт и модернизацию ГТСУ. Здесь же кроется разгадка не самого большого секрета – по какой причине Алексей Миллер принял участие в недавней встрече Дмитрия Медведева с двумя киевскими политиками.

Последний технический аудит ГТСУ, который проводили европейские специалисты в 2015 году, показали, что амортизация ГТСУ составляет около 85%, необходимый объем инвестиций в ремонт и модернизацию – порядка 15 млн евро. Большая сумма? СП-2 с его 55 млрд кубометров в год стоит 9,0 млрд евро, мощность инженерного чуда советского времени – ГТСУ – составляет 143 млрд кубометров в год при наличии 11 ПХГ активным объемом почти 20 млрд кубометров. Прямо скажем – не просто сопоставимо, а куда как более выгодно. Есть только один нюанс: ГТСУ представляет собой большую ценность только при продолжении транзита российского газа, при отсутствии транзита ГТСУ превращается в комплект металлолома. Любой европейской компании нужны гарантии, которые дать может только Россия, только Газпром. В ответ на предложение одного из киевских гостей поучаствовать в возможном консорциуме – компании-операторе ГТСУ – руководитель Газпрома в присутствии нашего премьер-министра заявил, что готов участвовать в переговорах по этому проекту. Совершенно не важно, как звучит фамилия украинского политика, который сделал это предложение, Миллер отвечал не ему, а европейцам:1

«Да, Газпром готов вести переговоры о том, чтобы войти в состав консорциума. Наши требования известны – отказ от всех исков и заключение нового транзитного договора по европейским расценкам. Теперь ваша очередь, господа европейцы – обеспечивайте выполнение Киевом «домашнего задания», время на это у вас, в силу наличия Договора Энергетической Хартии Европы, имеется. Не справитесь с такой работой – нашей вины в том нет, не мы были инициаторами событий в Киеве зимой 2014 года и всего последовавшего».

Европа, США и Северный поток-2

Северный поток-2 – проект серьезный, но не настолько, чтобы вокруг именно него вели споры мировые лидеры в лице Дональда Трампа, Ангелы Меркель, Владимира Путина и руководителей ЕК. США противостоят проекту СП-2 не ради того, чтобы заместить «американским СПГ» поставки российского трубопроводного газа. В чем же тогда проблема?

В этом случае первоисточник – речь Ангелы Меркель 15 февраля 2019 года на Мюнхенской конференции по безопасности. Речь неоднократно прерывалась аплодисментами слушателей, доходило до того, что зал хлопал канцлеру Германии стоя. Смелость европейского политика была необычайна – она не только напомнила о том, что даже во времена холодной войны поставки энергетических ресурсов из СССР шли строго по контрактным условиям. Эту часть речи нам неоднократно показали ТВ-каналы, но речь на этом не закончилась. Уже через минуту после этих слов Меркель позволила себе возмутиться тем, что Штаты объявили продукцию европейского автопрома «угрозой национальным интересам США» и в конце марта намерены ввести 25% пошлины на все европейские автомобили. Вот, собственно говоря, и весь секрет.

Американский СПГ миф или реальность. Реальные интересы Газпрома

Природный газ – это энергия, необходимая для металлургических комбинатов. Природный газ – это сырье для химической промышленности, для производства пластмасс, полиэтиленов, лаков и красок. Перебои с поставками газа в Европу породят сложности для перечисленных отраслей промышленности и увеличат себестоимость европейских автомобилей, и с учетом вводимых пошлин Европа потеряет для себя автомобильный рынок США, и Трамп частично реализует свой предвыборный лозунг «Сделаем Америку снова великой». Все, что происходит как бы вокруг СП-2 – лишь прикрытие для куда более серьезного конфликта, разгорающегося между Германией как экономическим лидером ЕС и США. Объемы автомобильного экспорта в США из Европы можете изучить сами, уважаемые читатели – речь идет о сотнях миллиардов долларов. На самом деле – это еще один геоэнергетический парадокс. В денежном выражении импорт российского газа составляет 6% ВВП Германии, но это – хвост, который виляет собакой. Есть необходимое, стабильно поставляемое количество энергетических ресурсов из России – будут и остальные 94% ВВП, не будет этих 6% – будут серьезнейшие проблемы во всех отраслях экономики, которые обеспечивают остальные 94% ВВП. Что касается задачи, которую пытается решить США – не поставки СПГ в Европу, а создание проблем с обеспечением Европы газом вне зависимости от того, кто и как его поставляет. Прорвутся американцы к управлению ГТСУ – транзит российского газа европейским потребителям будет прекращен. Удастся навязать Еврокомиссии прекращение строительства СП-2 – Штаты не будут возмещать «американским СПГ» не поставленные объемы, причины мы уже рассмотрели.

В чем интерес России? В сохранении и в возможном росте объемов поставок газа в Европу, чтобы государственный бюджет при этом не терял возможностей для выполнения социальных обязательств, для реализации национальных проектов, для выполнения дорожной карты развития нефтегазохимической промышленности. В том, чтобы Газпром сохранил инвестиционные возможности для строительства инфраструктуры, позволяющей увеличивать экспорт в Азию, инвестировать в импортозамещающие предприятия, продукция которых необходима для развития газового сектора. В том, чтобы в результате всего этого в России увеличивалось количество рабочих мест, чтобы была возможность интенсифицировать развитие наших Дальневосточного и Арктического регионов, чтобы в России рос уровень жизни. Каждая из этих задач чрезвычайно важна, понимание того, за счет чего можно добиться их выполнения – важнее, чем политически ангажированные политические лозунги, способные вызвать только разброд и шатания. И анализировать обстановку нужно уметь на основании фактов, а не домыслов – что мы, собственно говоря, и попытались сделать.

Возможно, сделанный анализ в чем-то ошибочен, но, во всяком случае, в этой статье перечислены все факты, позволяющие такой анализ сделать самостоятельно любому из вас, уважаемые читатели.

Источник

 

 

Газ в обход Украины: Газпром намерен прекратить транзит в 2020 году? DW Новости (22.03.2019)

 

Гарантия лучшей цены: Россия выгоняет США с европейского рынка СПГ

 

 

Более подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, постоянно проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 

 

Поделиться:

Рекомендуем также почитать




 

 
Николай Левашов
 


Геноцид Русов

 



RSS

Архив

Аудио

Видео

Друзья

Открытки

Плакаты

Буклеты

Рассылка

Форум

Фото

Видео-энциклопедия по материалам Николая Левашова